Русские в Шанхае. Воспоминания последнего участника «Дальневосточного исхода»

Шанхайский русский полк, 1927-40 год

Воспоминания участника «Дальневосточного исхода» Михаила Витальевича Николаева по материалам Михаила Дроздова, председателя Русского клуба в Шанхае.

Сегодня (16 августа 2020 года) пришла очень печальная для меня новость. В Сан-Франциско, немного не дожив до своего 98-летия, скончался Михаил Витальевич Николаев – последний, еще вчера живой участник перехода эскадры контр-адмирала Г.К. Старка из Владивостока в Шанхай. Это был так называемый «Дальневосточный исход». Родители Михаила Витальевича 23 октября 1922 г. сели на один из кораблей эскадры вместе со своим новорожденным сыном. Так семья Николаевых оказалась в Китае.

Судьба подарила мне знакомство с этим удивительным человеком. М. В. Николаев был прекрасным рассказчиком. Слава Богу, записи некоторых из этих рассказов сохранились. И я хотел бы поделиться ими с моими читателями. Вот что Михаил Валентинович рассказывал нам о своей жизни в Шанхае:

 

***

Русские, война, любовь и джаз.

 

Русская рота Французской Муниципальной полиции в Шанхае, 1936 год

Когда я вырос, я служил сначала в русском волонтерском полку, а затем в полиции Международного сеттльмента. Волонтерский корпус был создан в помощь англо-американским колониальным войскам во время шанхайских событий китайской революции 1927 г. Этот корпус защищал права и безопасность иностранцев в Шанхае. Японцы имели свои войска в Шанхае, французы — тоже. Колониальные войска находились в городе постоянно, но контингент их был небольшим. В случае каких-то экстремальных ситуаций начинался набор в волонтеры. Обычно волонтеры служили около 3-х лет, потом сменялись. Сеттльмент был очень большим, его надо было хорошо охранять. Когда китайские революционные войска в 1927 году приблизились к Шанхаю и стали угрожать иностранцам, власти города обратились к генералу Глебову с просьбой оказать помощь (в городе тогда находилось несколько тысяч белых офицеров и солдат-казаков, которые по большей части имели свое оружие). Генерал откликнулся на просьбу и создал 4 роты, причем 2-я рота состояла из волонтеров (то есть они служили без зарплаты). В каждой роте было по 4 взвода, в каждом взводе по 30 с лишним человек. В целом русские тогда выставили 400-450 человек прекрасно обученных людей. Помощь русских не была забыта, и после 1927 года в Шанхае наблюдалось всеобщее «потепление» по отношению к русским. Нас стали брать на работу, причем на квалифицированную, что до этого встречалось крайне редко. Русские стали работать шоферами, механиками, техниками и т.д.

При событиях 1931 года — конфликт с Японией — русские вновь были призваны в Волонтерский корпус. Во время событий 1937 г. — оккупации Китая японцами — Русский Волонтерский полк также был увеличен. Я поступил в полицию международного сеттльмента потому, что там была очень высокая зарплата. Она давала возможность обеспечить семью и чувствовать себя свободным человеком. Когда я первый раз принес зарплату домой, отец мой был потрясен. Так много он никогда не смог бы заработать. Многие стремились попасть в полицию на сеттльменте, но туда брали только англичан, американцев и тех европейцев, кто хорошо говорил по-английски. Но даже те, кто владел английским, не могли просто придти и служить там, потому что надо было стать военным. Поэтому сначала я поступил в ШВП (Шанхайский Волонтерский полк), это была лазейка для того, чтобы попасть в полицию международного сеттльмента. Тогда существовала сильная конкуренция, в полицию ежегодно кроме англичан набирали примерно 30 человек из Русского Полка. Главный критерий отбора: высокий рост и хорошее знание английского. Поэтому я очень благодарен своим родителям за то, что они дали мне возможность получить хорошее образование.

На международном сеттльменте была самая настоящая полиция, все было организовано очень строго, мы сразу попадали в число избранных, находились на офицерском положении. Китайцы и индусы были рядовыми полицейскими, а мы — наблюдающими. Занимались проверкой постов, бумагами. Были ли у нас столкновения с китайской полицией? Никогда! Напомню, что город был разделен на 3 административных округа, где была своя полиция, свои войска, своя администрация. Китайская полиция обслуживала китайский город, французская — французскую концессию. Интересно, что если преступник перебегал на территорию китайского города — мы не могли искать его там, так как там была своя полиция. То же самое — у нас. Китайская полиция не имела права искать на нашей территории своих преступников.

Когда Шанхай был окружен японскими войсками, — рассказывает Михаил Валентинович, — во время конфликта 1937 г., китайцы проявили чудеса героизма, не хотели сдавать город. Был у китайцев так называемый «Батальон смерти» («батальон самоубийц»), который долго не сдавался врагу. Японцы ничего не могли с ним поделать. Было достигнуто соглашение: этих китайских героев отвести на территорию сеттльмента под охрану иностранных войск, тогда японцы обещали китайцев не трогать. Только под этим условием китайцы согласились сдаться. Русский полк охранял этот китайский батальон — 150 солдат русских и майор. Этот батальон — специальное китайское формирование — включало в себя элитную группу китайских военных, у них дисциплина была изумительная. Все они были малого роста, но ежедневно занимались военной подготовкой, специальной китайской физической зарядкой. Мы их уважали, но вынуждены были держать их «под арестом». По сути, мы спасали им жизни. Все это продолжалось вплоть до событий «Перл Харбора» — до 7 декабря 1941 г., когда США после разгрома своей военной базы вместе с Англией объявили войну Японии. Сразу же все чины международного сеттльмента в Шанхае были арестованы, американцы и англичане попали в специальные лагеря, их вывезли туда на машинах. После этого русская охрана китайского батальона была снята и эти китайские солдаты попали в плен к японцам. Повторяю, это были герои. Японцы их куда-то вывезли. Если их истребили, то их очень жаль. Это были патриоты чистой воды, китайский народ должен гордиться ими…

Михаил Витальевич Николаев

Мне есть еще что вспомнить и рассказать о Михаиле Валентиновиче Николаеве. Для меня он всегда был примером чести и образцом настоящего русского человека. Хочется помолиться об упокоении души рожденного во Владивостоке, но всю свою длинную жизнь прожившего на чужбине р.Б. Михаила! Пусть милосердный Господь упокоит его в Вечных Своих Селениях!

***

Продолжая рассказ о Михаиле Валентиновиче Николаеве, этом удивительном человеке, который для меня в течении многих лет являлся примером настоящего мужчины – ответственного, заботливого, любящего мужа и отца. Со своей женой Ольгой он прожил в любви и согласии почти 70 лет. После ее кончины в 2016 году Михаил Валентинович уже никогда не снимал траур.

Последний раз Шанхай они посетили вместе. Это было 10 лет назад – в 2010 году. На тот момент Михаилу Валентиновичу было уже 88 лет. По их просьбе я отвез их в «Парамаунт», где в годы их молодости находился знаменитый, так называемый, болл-рум. Михаил Валентинович сделал предложение своей будущей жене именно там, под музыку оркестра Лундстрема, который выступал тогда в «Парамаунте»? Вот что он рассказал:

***

Это было совершенно незабываемо! Мы были молоды, увлекались джазом, тогда весь мир им увлекался! Когда мы кружились в танце я объяснился в любви. Можно сказать, что таким образом Лундстрем со своим оркестром сыграл большую роль в нашей судьбе. Сначала у него был большой оркестр — человек 25-28, потом он сократил свой состав. Его оркестр быстро завоевал популярность, они играли в самых престижных местах Шанхая. В малых и больших ночных ресторанах и клубах играли не только джаз, был у нас очень популярный цыганский табор — там было очень многолюдно. Была такая певица Берта Червонная. Она собирала на свои выступления множество народу, причем приходили не только русские, но и иностранцы — послушать «русские романсы» и понять «русскую душу».

Оркестр Олега Лундстрема – Любви дороги:

 

Русские в Шанхае имели свой симфонический оркестр, балет, духовой оркестр Тебнева. Много было в Шанхае оркестровых музыкантов. Почти все фешенебельные отели, клубы, кабаре в своих оркестрах имели русских музыкантов (в «Астор-Хаузе», «Палас Отеле», «Французском клубе» и других). Например, французский муниципальный духовой оркестр Тебнева — весь состав оркестра (25 человек) целиком состоял из русских музыкантов. Он назывался французским потому, что территориально принадлежал ко французской концессии. Этот оркестр наряду с муниципальным симфоническим оркестром (международного сеттльмента) представлял большую культурную ценность и являлся гордостью Шанхая. Что касается джаз-бандов — тогда в газетах это называлось «оркестр-джасс» — то с конца 1920-х годов они заполнили все мало-мальски популярные для публики помещения. Одним из таких «оркестров-джасс» был оркестр Сержа Ермола (Сергея Ермолаева), который работал в «Мажестик-отеле». В этом банде было 8 человек музыкантов, и они были очень популярны в Шанхае.

Во многих таких заведениях были, так называемые, «дансинг-герлз». Их совсем не нужно путать с проститутками. Это совершенно разные профессии. «Дансинг-герлз» зарабатывали немного, все зависело от того, где они танцевали. В этой профессии все было просто: нужно привлечь как можно больше клиентов в танцзал и кружиться с ними весь вечер, исполняя обязанности веселой партнерши. В конце такого вечера девушки так уставали, что ни о каких предложениях и думать не могли. Попробуйте, потанцуйте несколько часов! В таких известных ресторанах и барах, как «Метрополь» и «Парамаунт» на девушек-танцовщиц был большой спрос, поскольку было больше богатой китайской клиентуры. Там девушки за танец получали так называемый «тикет-данс» (билет), причем щедрые китайцы, могли купить много билетов для одной девушки. В больших ресторанах работали приличные девушки (а позднее наряду с русскими стали работать и китаянки), которые тоже ничего лишнего себе не позволяли. В противном случае они могли лишиться места, ибо большие рестораны дорожили своей репутацией.

***

Михаил и Ольга Николаевы у болл-рума «Парамаунт» в Шанхае

 

Михаил и Ольга Николаевы в Шанхае у дверей дома, в котором они жили

В тот приезд, по просьбе Михаила и Ольги я отвез их также на улицу Рут Валлон, где они жили в молодости. Нам удалось отыскать дом и даже зайти в квартиру, которая оказалась переделанной в общежитие для рабочих-гастарбайтеров. Буквально через несколько месяцев этот дом, как, впрочем и весь квартал, снесли. Я недавно проходил там. На месте старого жилища Николаевых теперь возвышается огромный 30-этажный небоскреб. А ведь это было так недавно, и уже так давно…

Михаил Дроздов, председатель Русского клуба в Шанхае

Рассказать

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *