О том, почему т-щу Делягину не помешает пройти курс основ православной культуры

Советский экономист Михаил Делягин

Уже давно писал, что ничто так не свидетельствует в пользу необходимости введения в школе курса православия (т.н. основ православной культуры), как лютые возражения т.н. «атеистов».

А сегодня ненароком прочитал благоглупости известного советского экономиста агитатора М. Делягина, и аж прослезился.

М. Делягин: – «Как может церковь требовать от людей считать себя ‘рабами Божьими‘, когда главная молитва православия начинается словами “Отче наш”? – ведь невозможно быть рабом своего собственного отца -:)

Чем кардинально отличается отношение к людям православия, закрепленное в его главной молитве, – и отношение к ним церкви, и как это закреплено в риторике».

Главная проблема (пост)советского атеизма это постыдное невежество и сиятельная глупость. Для полноты впечатления посмотрите короткое видео, с каким апломбом советский дурачок несёт свою малограмотную околесицу.

 

 

Отписался в комментариях:

– Делягин, вы советский невежда. Согласно патриархальным и античным представлениям дети были собственностью, то есть рабами своих родителей.

Для просвещения атеистического невежества приведу кое-что из римского права.

Специфичес­кий институт именно римского семейного права составляла так называе­мая отцовская власть домовладыки в отношении подвластных детей (patria potestas pater familiae). Как отмечали сами римские юристы, «ни один народ не имеет такой власти над детьми, как римляне». Исключи­тельность положения детей определялась двумя обстоятельствами: они не только были в чисто семейной по основаниям власти родителя, но и состояли «под властью» особого рода, которой предполагались дополни­тельные правовые возможности родителя по отношению к детям.

По римскому праву родительская власть над детьми принадлежа­ла только отцу и только в отношении детей из правильного брака; объем власти в отношении усыновленных был несколько иным. Внебрачные дети не пользовались особым статусом: власть над ними считалась принадлежащей тому родителю, кто своим поведением демонстрировал брак. Власть отца семейства предполагала следующие права в отношении детей: 1) пра­во распоряжаться жизнью ребенка в любом возрасте до достижения им совершеннолетия, но это право регулировалось нравами и обычаями, а также требовало участия семейного совета; 2) право оставить новорожденного безнадзорным (это право отмирает только с христианской эпохой); 3) право-обязанность отвечать за правонарушения, совершенные детьми; ответственность могла быть личной или же отцу предоставлялось право выдать ребенка истцу головой; 4) право продать сына или дочь в рабство — в силу имущественных интересов семьи или в наказание; однако эта продажа не была длительной, а также не могла (в древнейшую эпоху) осуществляться более 3 раз; 5) право на виндикационный иск в отношении лиц удерживающих его детей (таким образом, похищение детей приравнивалось к кра­же собственности с соответствующими последствиями).

Дети, в общем принципе, не обладали до своего освобождения из-под власти отца-домовладыки никаким самостоятельным имуществом. Однако признавались исключения, вызванные требованиями публичного правопорядка. Так, все приобретенное подвластным сыном на войне считалось только его личной собственностью. На таком же положении были приобретения на гражданской службе. Самостоятельным имуще­ством детей (как дочерей, так и сыновей) считалось то, что получено по наследству от матери или из ее семьи.

Отцовская власть над детьми прекращалась только со смертью домовладыки или посредством особого высвобождения из-под власти. Высвобождение было или добровольным актом домовладыки (manumissio), который приравнивался по форме к освобождению раба на свободу; или принудительно-правовым (за нарушения обязанностей родителя в отноше­нии детей, троекратную продажу в рабство, при утрате родителем своего статуса); или по силе частного права (сын имел право выкупиться из-под власти — или реально, или путем символического судебного процесса, если отец отказывал в добровольной manumissio). Дочери ни в коем случае не приобретали личной и имущественной самостоятельности: они могли толь­ко перейти под власть другого домовладыки — их брата, племянника, не говоря уже о старших родственниках.

Уразумели?

Напомню, что прежде говорил о необходимости христианского просвещения тёмных и диких атеистических масс в СССРФ.

Против изучения основ православной культуры в школе объединились все прогрессивные силы РФ: от советских красных кхмеров до имамов «правозащиты» и аятолл «либерализма». А между тем, речь идёт всего лишь идёт об ОБРАЗОВАНИИ и только об образовании. Позвольте узнать, как вы без знания основ христианства собираетесь понимать классическую русскую и европейскую культуру, которые буквально пронизаны христианскими сюжетами? Если не собираетесь, то так прямо и скажите: желаем новый пролеткульт. Или, не хотим русского, европейского образования, будем своих чад учить папусьим дисциплинам. По крайней мере, поставить так вопрос было бы честно.

Послушав интеллигентский бред и позорную околесицу по теме, пришёл к твёрдому выводу, что одного курса основ православной культуры в школе нам очевидно недостаточно. Необходимо ввести кафедры богословия в вузах. Причем начинать нужно с элитных научно-технических вузов, а лет через 20 постепенно распространить и на менее престижные учебные заведения.

«Научное мышление многим обязано теологии. Первые ученные (Паскаль, Ньютон…) серьёзно занимались богословием»

… Существуют специальности на стыке наук, инженер-физик или физик-химик, например. В будущем, когда в ведущих российских вузах введут кафедры теологии, можно будет выпускать специалистов физик-теолог и химик-теолог. Предвижу от такого сочетания большую пользу для как для естественных наук так и для богословия.

… Относительно уроков православной культуры в школе, введение которых уже десятилетие саботирует режим. Дело это в современной России, как и теологические кафедры при элитных технических вузах, крайне НЕОБХОДИМОЕ. В первую очередь, нужное для просвещения одичавшей интеллигенции и восстановления русской и европейской культурной традиции.

В заключение выскажу парадоксальную мысль в стиле Мэтра. Без укрепления православной культуры в России невозможен пристойный атеизм. Никакой клерикализм России не нужен, конечно. Если пожелают и смогут, пусть свободно будут атеистами, но хотя бы не болванами и подонками.

Истинно говорю, уроки православной культуры в школах и кафедры теологии необходимы не для насаждения клерикализма, но для восстановления русской и европейской культурной традиции. Потому что рассуждения наших атеистов на религиозные темы — это стыд, срам и великое позорище.

pioneer-lj.livejournal.com

 

Рассказать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *