О современной мечте советского человека

Неосоветские страдания – 1

… советские не способны удержаться на хрущёвской или брежневской эпохе. Никто из советских патриотов на митинги с портретами Хрущёва-Брежнева не ходит.

Главное знамя просоветских товарищей – СТАЛИН. И существенно меньше Ленин, поскольку по советской мифологии он числится добрым дедушкой.

И помышления даже относительно вменяемых просоветских мыслителей отнюдь не направлены на возрождение брежневщины, или анализ экономических, социальных и политических ошибок позднего СССР. У всех советских, исключений не встречал, один священный идеал – СТАЛИНЩИНА. А последующий советский период они понимают как деградацию и морально-политический упадок.

Так что проблема не в том, что злостные антисоветчики видят в советской истории сплошной концлагерь. А в том, что ГУЛАГ есть единственный социальный идеал советских патриотов. Мыслят они себе концлагерь в качестве розовой коммунисткой утопии или брутальной антиутопии, но всё равно – концлагерь.

Так что напрасно некоторые пеняют русским националистам, национальным демократам на неуступчивость. При всём бы русском желании пойти на компромисс – исторический, идеологический и политический – с просоветскими это просто невозможно сделать. Поскольку невозможен диалог и компромисс с гулаговской овчаркой.

Неосоветские страдания – 2

… по отношению к сталинщине и последующей советской истории в стране фактически сложился идеологический консенсус. Апологеты советчины рассматривают хрущёвскую и брежневскую эпоху как беспринципный отказ от основополагающих идеалов советского общества, социализма-коммунизма, гениально утверждённых сталинским режимом. И закономерно последовавшую политико-моральную деградацию советской системы.

С антикоммунистической точки зрения послесталинская советская история это эпоха смягчение коммунистического режима в СССР, когда советская власть отказалась от террористических методов, тотального государственного живодёрства и душегубства. То есть для русских антикоммунистов хрущёвские и брежневские десятилетия также являются эпохой отступления и разложения коммунистического режима в социальной сфере, что привело к росту благосостояния народа и формированию в советском обществе сравнительно зажиточного значительного русского среднего класса. Но в отличие от советских патриотов, антикоммунисты смотрят на эту эволюцию советской системы как движение в безусловно благоприятном направлении.

… Советские мыслители так и не породили никаких представлений о желанном социализме, кроме концлагерных. Все помыслы советских патриотов о спасении страны сводятся к мечтаниям, сколько миллионов морально разложившегося народонаселения надо бы расстрелять, уморить голодом, а остальных, помилованных, загнать в концлагерь. Представления о социализме демократическом, без государственного террора и с правами человека, советским абсолютно чужды.

Советские 20 лет спустя: отпор белогвардейщине

… как показывает почти вековой исторический опыт, советчина в свободном состоянии знает два устойчивых состояния: концлагерь и уголовщина. На наших глазах креативные путинские чекисты ради спасения своей власти пытаются создать синтез криминального режима с концлагерем.

Почему советский человек подлец и предатель

Вообще-то погружаться в политико-идеологические дискуссии с советскими людьми занятие мало полезное. Дело совсем не в идеологии, не в коммунизме как таковом. Советский человек действительно человек новой формации – концлагерной. И это не попытка оскорбления, хуже – социальный диагноз.

Человеческая социализация означает ко всему прочему, что человек в той или иной мере солидаризируется с некоторыми общностями. Семейная и родственная солидарность, профессиональная, возрастная, соседская – много разных. Приведу пример, как определяется национальность. С практической точки зрения, русским (националистом) является тот, кто солидаризируется с русским народом.

Советский человек ощущает солидарность только с начальством. Даже фундаментальная семейная и родственная солидарность у советских ослаблена. Закон советской жизни (социализма!): человек человеку вертухай.

Вы замечали, что за прошедшие три десятилетия в СССРФ так и не возникло ни массовое забастовочное, ни социальное протестное движение. Лишь изредка случаются бунты отчаяния, в последней надежде, что высшее начальство обратит внимание и спасёт от полной гибели. При таких делах о каком «левом повороте» они болтают?!

Сравните с тем, что сейчас происходит во Франции. Ожесточённое и длительное протестное буйство «жёлтых жилетов». Тяжелейшая забастовка транспортников накануне рождественских праздников. Путинский агитпроп смакует кадры страданий рядовых французов от забастовки, избегая упомянуть, что большинство населения, несмотря на свои мучения, забастовку поддерживает. Потому что народная солидарность. Французские транспортники выступили против антинародной пенсионной реформы.

Даже хвалённая советская державность в общем-то фикция. Советские патриоты сдали свой СССР не попытавшись оказать сопротивления. Почему? Потому что «державность» для них не более чем красивое именование всё того же родного вертухайства. Относительно дееспособны советские лишь когда сверху из них выстраивают вертухайскую иерархию. И поэтому никакая советская общественная самоорганизация невозможна в принципе. Её и не было, и не будет.

Но при всём при этом советский человек для себя самого отнюдь не отморозок и не какой-нибудь самоотверженный аскет.

Социально-политический идеал советского человека – жить сытно и спокойно как при Брежневе, а чтоб окружающих – для Порядка и во имя Державности! – истязали как при Сталине. Путинские чекисты, как истинно советские люди, по мере сил воплощают идеал. Путинизм это брежневский сталинизм. Или сталинская брежневщина. Это уж каким боком кому выйдет.

pioneer-lj.livejournal.com

Рассказать

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *