Нужна ли русским косоворотка?

Косоворотка

Мои скромные сображения на тему того, что национально-мыслящим русским нужна своя русская субкультура (хотя бы русскую рубашку чтобы было можно носить), вызвали неожиданно много критики. Причём не со стороны идеологических оппонентов. Эти давно уже перешли к тактике «никаких разговоров с нациками, давить их государственным сапогом и шельмовать в наших СМИ, и всё». О нет, возмутились люди, можно сказать, свои – то есть русские националисты и им сочувствующие.

Поскольку это всё-таки свои люди, я решил разобрать их аргументы – деликатно и бережно, как это принято среди добрых русских людей. В частности, поэтому я не называю ников и имён своих оппонентов, а также не даю ссылок. Но, поверьте, все цитаты подлинные.


Некоторые критики в попытках зацепиться хоть за что-нибудь прибегают к совсем уж детскому приёму: добавляют к моему предложению что-то, кажущееся им очень смешным, а потом предлагают всем вместе посмеяться. Вот образчики:

 

  • Трусов, я так понимаю, не нужно носить?
  • человек предлагает фуражки, косоворотки и штанишки с лампасами в массыКепку-фуражку с козырьком еще. Кушак… или кушак не обязательно, как и сапоги? Ну там, чубчик кучерявый, а у кого не кучерявится, завивать. Жилетку тоже можно, “с цепкой на пузе”, это для более солидных персонажей. Вообще-то цыган получается…

Тут всё понятно: товарищи дуркуют. Точнее, пытаются одурачить читателей.

Каким образом? Они рассчитывают на то, что читатель их – советский человек. Советский человек – он простой, и думает он просто. То есть ассоциациями. Что у него в памяти рядышком стоит, то у него в головёнке и всплывает одним слипшимся комком. Поэтому разум его напоминает советскую столовую с «комплексными обедами». Где если ты взял гороховый суп, так к нему обязательно запеканка. Вот так и со всем прочим: он думает «целостными образами». Если старая женщина – то она в платке и юбке, а как иначе, иначе непорядок какой-то. Если интеллигент, то в очках и низенький, а то как же. Если начальник, то с бровями, грозный. А если косоворотка – то лапти, онучи (никто не помнит, что это такое, но слово выскакивает), в вонючем овчинном тулупе, забитый крестьянин, воняет навозом, конюшня, порка, вот это вот всё… Или вот – чубчик кучерявый, жилетка, цепочка… цыган, как есть цыган! А дальше читателю говорится – ну ты же не хочешь в крестьяне? И в цыгане не хочешь? Так не думай надевать русскую рубашку – сразу лапти отрастут!

 

Один такой пропагандист в запале даже написал вот что:

 

  • Косоворотка – отвратительное слово. Издревле на Руси слово «косой» означало «неправильный, кривой, лживый». Русские идут путём Прави, то есть Прямым путём. Ничего «косого» в России не приживётся!

 

Ну то есть русские крестьяне и рабочие, косоворотку носившие, не знали, что они отклонились от пути Прави, ага-ага.

Это всё, конечно, смешно. Но дальше идут аргументы более фундаментальные. Например, такой, что косоворотка «устарела». Ибо в эпоху прогресса, эпоху радио, телевидения, интернета и космических полётов – ну как же можно носить рубашку с косым воротом? Никак невозможно, ведь это же такое устаревшее старьё!

Вот цитаты:

 

  • Прибегать к архаичности в одежде как по мне проигрышный вариант, другое дело классическое направление.
  • Косоворотка – это уровень набедренной повязки. Оставьте это африканским дикарям. Мы – современные европейские люди.

 

Миф о «прогрессе» забит в головы дорогих россиян (то есть советских людей второго издания) достаточно прочно. Люди выучили, что существует какая-то «столбовая дорога цивилизации», по которой идёт «всё прогрессивное человечество». Раньше считалось, что это коммунизм, теперь – что это социализм европейского типа. Но идёт, и направление известно – а нам всем надо, задрав штаны, бежать туда же.

Хорошо, разберёмся.

Что такое вообще «прогресс»? Буквально – «увеличение» или «возвышение», а также «продвижение». Прогресс существует в каких-то областях человеческой деятельности – например, в технологиях. Существует он там, где одну и ту же задачу можно решить разными способами. Лучшие способы её решения можно назвать «прогрессом». Тут, конечно, нужно ещё договориться о том, что такое «лучший способ», а также – стоит ли данную задачу решать вообще. В простейших случаях это очевидно. Например, прогресс в выплавке стали. Вот есть старый способ – долго, дорого, сталь плохая. Вот есть новый способ – быстро, дёшево, сталь хорошая. Тут, понятное дело, прогресс. Но любое усложнение задачи ставит прогрессиста в тупик. Возьмём ту же сталь: вот есть старый способ: долго, дорого, сталь хорошая. Вот новый: дёшево, быстро, но сталь плохая. Это прогресс? А как посмотреть. Если есть спрос на дешёвые стальные вещи из некачественной стали, то, наверное, да. А если спроса нет? Тогда «нафиг надо». То есть прогрессивность зависит от спроса? Получается, да. А вот задачка ещё сложнее: какими-то древними людьми открыт новый способ изготовления качественной бронзы. Прогресс? Вроде да. А если это задержит переход от бронзового века к железному? Ой, не прогресс!

Возьмём теперь такую область, как одежда. Прогресс в этой сфере существует, да. Но он касается только спортивной и профессиональной одежды. Сделать обувь легче и прочнее – прогресс. Придумать мембраны, позволяющие не потерь и при этом не мёрзнуть – прогресс. Но никакого прогресса в области одежды повседневной, и особенно фасонов её, давно уже не наблюдается. Последним значимым «прогрессивным событием» в этой области стало изобретение застёжки-молнии и «липучки». Каковые, заметим, не вытеснили древние пуговицы, а заняли своё скромное место в общем ряду.

Вместо «прогресса» в этой сфере существует, например, мода.Которая удовлетворяет потребность в новизне, используя при этом в основном старые средства. Нет никакого прогресса в том, чтобы носить короткую юбку вместо длинной или наоборот. Хотя, конечно, короткая юбка может служить символомпрогресса. Например, в области нравов: типа «современные девчонки дают направо и налево, и всем ножки показывают». Вот только «прогрессом» это считалось в шестидесятых годах прошлого века, а сейчас сексуальная революция сменилась реакцией, и в моде не свободная любовь, а жалобы на харрасмент и лукизм.

Или вот ещё. Выше было приведено сравнение косоворотки с набедренной повязкой. Человек, это написавший, вероятно, ездит в отпуск на море. Где проводит дни, одетый именно в набедренную повязку. Правда, она теперь называется «плавки» и делается несколько иначе, с резинкой. Но вообще-то это именно набедренная повязка. Которая в XX веке пришла на смену закрытым купальным костюмам – и считалась ужасно прогрессивной! Зато сейчас в коллекции женской одежды пришли хиджабы. Вершиной прогресса их ещё не называют (пока ещё не называют), но назвать этот наряд реакционным и отсталым никто НЕ ПОСМЕЕТ. И потому, что мусульмане устроят расправу, и потому что все прогрессивные людиих осудят и оплюют едва ли не быстрее мусульман.

Если этого мало. Возьмём классический, древний символ дикарства – татуировки. Вот уж по какому вопросу у белых людей был полнейший консенсус: татуировки делают только дикари (и ещё преступники). Потому что это клеймо, а свободный человек клейм на себе не носит. А уж привычка вставлять в тело палочки и железки – это было настолько очевидным проявлением дикарства, что его даже не обсуждали. Почему негр не человек? Так у него же железка в губе! При этом дурки в женских ушах – для серёжек – считались, наоборот, явлением высокой цивилизации, а непроколотые уши – нищебродством… Ну а сейчас тату и пирсинг – это не просто нормально, а модно-весело-задорно. И, конечно, прогрессивно!

Некоторые думают, что существует безусловный прогресс в области технологий. Но и там не всё так однозначно. Не так давно прогрессивным считалось топить не дровами, а углём. Потом – нефтью. А сейчас это считается отсталым, зато вот биотопливо– это самый писк прогресса.

Через это перейдём к прогрессу историческому (он же общественный и социальный). Как сказано в Википедии, это «глобальный, всемирно-исторический процесс восхождения человеческих обществ от примитивных состояний (дикости) к вершинам цивилизованного состояния, основанного на высших научно-технических, политико-правовых, нравственно-этических достижениях.»Вера во что-то подобное забита в советские головы намертво. Связано это с советской же прогрессистской философией. Согласно которой человечество «поднимается от дикости к вершинам цивилизации», причём под этими самыми вершинами понимается «коммунизм». Крушение которого в мировом масштабе многие из моих читателей наблюдали лично. Я вот наблюдал. До сих пор помню, как из библиотек выкидывали тома сочинений Маркса, Энгельса и товарища Горбачёва. Вонючий труп «великой цели развития человечества» отправился на ту самую свалку истории, о которой так много говорили марксисты.

Но советских дураков это ничему не научило. Они увидели «цель развития человечества» в так называемых «развитых странах», то есть в Западной Европе и Америке. То, что там всё устроено по-разному, товарищей не волновало: главное, что маяк и ориентир обретён. Правда, они как-то не заметили, что благополучие Запада завязано на совсем не прогрессивный Китай, как мировую фабрику, и ещё менее прогрессивные арабские страны, как источник энергоресурсов. Причём завязано жёстко: без этих архаичных стран и народов западный прогресс почему-то не работает. И даже когда Китай стал первой экономикой мира, а ислам – первой религией мира, прогрессисты продолжают молиться на Швейцарию и Калифорнию. Хотя именно там ничего не менялось уже лет двести, а вот Китай и ислам очень даже изменились. И совсем даже не приблизившись к Швейцарии или Калифорнии, а прямо наоборот – очень от них отдалившись. Современный ислам – дикий, мерзкий, страшный, но невероятно сильный – принципиально отличается от ислама образца XIX века именно своей демонстративной архаичностью и полным отказом от всех «прогрессивных идей». А Китай нарастил сверхмускулы именно тогда, когда отказался от демократизации, раздавил танками прогрессивную молодёжб на площади Тяньаньмынь и установил у себя что-то вроде просвещённого сталинизма с китайской спецификой. Не заметить двух таких слонов в посудной лавке «прогресса» означает быть слепым. Или очень сильно зажмуриваться.

На самом деле идея «исторического прогресса» является чисто пропагандистской манипуляцией. Все мыслители, её проповедовавшие, делали это в интересах своих стран и народов (или проще – в интересах своих заказчиков). Идеал прогресса они всегда видели либо у себя дома, либо в доме тех, кому они служили. Ибо на самом деле всякий «прогрессизм» является способом назвать одних людей – цивилизованными, а других – варварами и дикарями. Больше ничего за этой идеей не скрывается, вообще ничего.

Ну то есть. Один из величайших мыслителей-прогрессистов, Гегель, философически вывел, что всё человечество жило и страдало, «исторически развиваясь», чтобы венцом всего прогресса стала Германская Империя. Каковая есть воплощение абсолютной свободы, абсолютного порядка и абсолютной нравственности. Прогрессисты французские над ним посмеивались: им-то было очевидно, что абсолютным воплощением всех совершенств в истории человечества является Париж. Англичане презрительно лорнировали это мельтешение – они точно знали, что истинно цивилизованная страна в мире только одна, и это Великобритания… Ну дальше понятно, не так ли?

Впрочем, в России всё было не так однозначно. Например, первый русский мыслитель, всерьёз исповедовавший идею исторического прогресса, был Чаадаев. Россию он, как известно, записал в варварскую страну, только тормозящую прогресс. Но при этом венцом прогресса он считал Католическую Церковь, а сияющим бриллиантов в этом венце – Папу Римского, «живое воплощение единства». Он же прославлял основателя ислама, пророка Мухаммеда (тогда его называли Магометом), прежде всего за массовые убийства и резню как орудия прогресса, ага-ага. Другие русские мыслители тоже не отставали, усматривая цель развития человечества где только угодно, лишь бы не у себя. Кончилось всё это марксизмом как массовой болезнью. Чем кончился марксизм – мы все помним.

Я не хочу сказать, что всякий верующий в прогресс – непременно пропагандист, жулик и мерзавец. Он может быть жертвой прогрессистской пропаганды, например. Но вообщето верить в такие вещи просто глупо. Никакого «общественного прогресса» просто НЕ СУЩЕСТВУЕТ. Есть процесс, подобный эволюционному: люди приспосабливаются к обстоятельствам (в том числе тем, которые сами породили). Иногда процесс этого приспособления и в самом деле идёт как бы в одну сторону, что можно принять за сознательное продвижение к заданной цели. Но это иллюзия. Как является иллюзией с точки зрения теории эволюции, что, скажем, млекопитающие «прогрессивнее» динозавров. Всё, что можно сказать – так это то, что к данному месту и данному времени они оказались хорошо приспособленными. В других обстоятельствах могло бы получиться по-другому.

Есть общества более или менее успешные, но нет «более прогрессивных» и «менее прогрессивных». То, что считалось «прогрессом» вчера, может восприниматься как дикость сегодня. Пример: в середине XIX века считалось, что девственность до брака и моногамия – вершина прогресса в семейных отношениях, а вот дикари трахаются с кем попало, на то они и дикари. А в семидесятых годах XX века считалось, что всякая там девственность – смешной и устаревший предрассудок, а прогрессом является весёлый промискуитет без обязательств. Что будут думать в восьмидесятых годах ХХI века, мы пока не знаем. И хорошо – потому что нам это наверняка не понравилось бы. Скорее всего, в самых прогрессивных странах институт брака вовсе уничтожится, а вершиной нравственности будет считаться секс с роботом (ибо только грязные дикари подвергают друг друга сексуальной эксплуатации). Во всяком случае, сейчас дело идёт именно к этому… Ну а теперь скажите, на каком участке этой траектории наблюдался «истинный прогресс». А потом поспорьте-ка друг с другом, ага-ага.

Короче. Всякий человек, всерьёз рассуждающий о «прогрессивности» чего бы то ни было вообще и одежды в частности, не заслуживает того, чтобы его слушали. Он или дурак, или жертва пропаганды, или сам пропагандист. Которому нужно высмеять идею.

Слово «высмеять» тут главное. На самом деле люди, обращающиеся к аргументу «косоворотка непрогрессивна» боятся одного: что над ними кто-нибудь ПОСМЕЁТСЯ.

Страх этот понятный. Как писал по этому поводу Дмитрий Евгеньевич Галковский в «Бесконечном тупике»:

Ведь России в начале века сказали – умри.

Да ещё до этого сто лет говорили. Куда, дурак, в шапке пошёл? Какая у тебя шапка? Неправильная. “Мурмолка”. А идёшь как? Чего переваливаешься? А это что у тебя? Рукавицы? Выбрось! Ребята, смотрите, у него лапти! Ух ти, господи! Вот мы как, в лаптях! Что, лапоточки-то крепкие? А ел что сегодня? Щи неправильные? Фуй! А блины? Жирные, скользкие, бр-р! И смешно: “русский ест блин” (дурак!).
За русским десять человек ходили и смеялись. Каждый шаг комментировался, передразнивался и высмеивался. Ну как же тут жить?Марсианин щупальцем указывает товарищу своему на сапиенса, смеётся: “Смотри, это “нос” у него – ишь, чёрт, дышит им”.

Вы возьмите юмористические журналы начала века. Ладно, что там в карикатурах осмеиваются сами сословия и профессии как таковые. Чиновник осмеивается за то, что чиновник, поп – за то, что поп, полицейский – за то, что полицейский. Это еще ладно. Но в безобразные рваные мундиры с оторванными пуговицами и ржавыми “селёдками”, заплатанные мешки-рясы и косорукие косоворотки одеты русские свиньи. Тут ненависть биологическая, животная. Везде варьируются пять-шесть русских типов с заботливо прорисованными скулами, щелеобразными глазками, аккуратно зауженными лбами и алкоголическими носами-картошками. Разве в английской, французской или немецкой карикатуре осмеивается собственный национальный тип? Так МОНОТОННО, так ПОСТОЯННО, как одна из основных, если не основная, тема? Ни тогда, ни сейчас.

А теперь правнуки тех, кто читал те гнусные журнальчики и трусовато посмеивался над лаптями и блинами (потому что понимал, что смеются над ними – как над русскими), боятся, что их снова будут передразнивать и высмеивать за косоворотку. Которая в своё время тоже попала в этот список передразниваемого и высмеиваемого.

Константин Крылов, АПН

Рассказать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *