Максим Марцинкевич найден мёртвым в тюремной камере

Максим Марцинкевич

Известный общественный деятель и борец с педофилами Максим Марцинкевич найден мертвым в следственном изоляторе Челябинска. По предварительный информации он был найден повешенным.

«Духовность, скрепы, традиционализм». В тюрьмах США вешаются педофилы (Эпштейн), в тюрьмах РФ борцы с ними (Марцинкевич). «Чекистская честь и защита общества от этих бузотёров». Но мы то понимаем, что репрессии делаются из страха, чтобы скрыть большие преступления. Где вы её видели чекистскую честь? Всё дело в лицемерии, ханжестве, вранье и страхе перед ответственностью.

Как бы там ни было Марцинкевич не заслужил такую судьбу.

Политик Роман Юнеман прокомментировал произошедшее у себя на странице в соцсети.

Марцинкевича могли убить.

Вот якобы «предсмертная записка» Максима «Тесака» Марцинкевича, оставленная за день до самоубийства. Давайте посмотрим её внимательно.

Что мы видим?

1. В записке ни слова про самоубийство. Нет буквально ничего про намерения и мотивы будущего поступка. Нет никакой лирики, воспоминаний, извинений и прощаний с дорогими людьми — всё это вещи, которые всегда присущи таким моментам.

2. В записке он просит утилизировать свои вещи, а ещё передать гражданской жене в Екатеринбург прочитанную книгу и записную книжку.

То есть перед тем как покончить жизнь самоубийством, известный и публичный человек вдруг больше всего озаботился сохранностью копеечной книги и судьбой своих тюремных шмоток.

Нас пытаются убедить, что в момент прощания он даже не вспомнил про родственников, близких людей и соратников. Ничего не захотел сказать про самоубийство и мотивы.

Зато вдруг вспомнил про книжку, тапочки, трусы и футболки. Человек ведь когда заканчивает жизненный путь, он же думает в первую очередь о том, что дальше будет с его книжкой, тапочками, трусами и футболки. А ещё извиняется перед администрацией за причинённые неудобства.

За кого нас держат?

Разгадка странной записки — на поверхности.

Максим Марцинкевич ждал этапирования из Челябинска — об этом же говорят его адвокаты, это подтверждает ФСИН. Перед этапированием администрация СИЗО попросила «Тесака» написать записку, в которой он фактически расписывается, что претензий к местным работникам ФСИН у него нет. В ней же он распоряжается, как поступить с личными вещами.

Я считаю, что Максима Марцинкевича могли убить.

Сейчас мы не будем обсуждать его личность, его моральные качества и обоснованность его срока. Это уже не играет никакой роли.

Очередного публичного человека сначала долго пытали, подводя к новому сроку, а потом убили. Гражданское общество должно добиться публичного и открытого расследования смерти Марцинкевича — вне зависимости от того, как это гражданское общество к нему относилось и относится.

В противном случае политически мотивированные убийства в местах заключений продолжатся.

 

Рассказать

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *