Как сталинисты дурят людей подделывая статистику темпов роста экономики при Сталине

Видел ли когда-нибудь кто-нибудь честного коммуниста? Нет, и это в принципе объяснимо, коммунисты всегда пытаются отнять в свою пользу то, что другие заработали. Очевидно, что успешному бизнесмену приходиться работать значительно больше и эффективнее среднестатистического коммуниста, чтобы получать больше, а вот коммунист работать не хочет, но хочет получать столько же сколько много работающий предприниматель. Кроме того, с точки зрения левака рабочие вообще должны работать на коммуниста забесплатно, что в их терминологии и называется – коммунизмом. При этом всю абсурдность своих требований они понимают и ехать в Северную Корею, или там в Венесуэлу, наслаждаться благами «народной собственности» в дали от русских буржуев, на которых надо работать, никто не планирует, там всё поделено без них и придётся работать, при чём даром.

Да, левак всегда нахлебник, всегда пытается использовать труд других людей, при чём желательно бесплатный. Даже в разграблении советскими людьми своего родного СССР, рабочие тащили то, что производили, советские директора тащили заводы целиком, бухтящим на самом деле не нравиться, что им мало досталось от той пирушки, а не то, что «разворовали». Коммунист не понимает, что эффективно созидать человек может только получая вознаграждение – доказано всей человеческой историей. Но коммунист лентяй и коммунисты жулики, кроме как эксплуатировать ничего не могут.

Статистика, как и экономика, впрочем, как и любая академическая наука враг коммунистов, с которой они неустанно борются, как и с их продажной девкой – логикой. Очевидно если какому-то источнику доверять, надо брать данные из него целиком, или хотя бы упоминать их в своих данных, но сталинисты не таковы, и лёгких путей не ищут, те данные которые им выгодны они берут из одного источника, а те которые не выгодны из советского, от тех самых статистов, которых за неправильные цифры расстреливали, а затем сравнивают.

Об одном из случаев подделки данных сталинистами повествует историко-экономический Телеграмм-канал Russian Economic History.

Члены Общественной палаты А.С. Галушка, А.К. Ниязметов и М.О. Окулов недавно опубликовали книгу “Кристалл роста. К русскому экономическому чуду“, посвященную о сталинской экономической политике, и всячески ее (и книгу, и сталинскую экономическую политику) рекламируют. Решил почитать, а там уже на первой странице хорошо: “В XX веке в период 1929–1955 годов, за вычетом четырех военных лет, экономика нашей страны показала самые большие в мире — двузначные темпы среднегодового роста на протяжении более чем двадцати лет”. Правда, свои двузначные темпы (14,5% роста в год для 1929-40 гг. и 13% для 1946-55 гг.) авторы ничтоже сумняшеся переписали из советских статистических сборников – и, похоже, искренне не понимают, в чем тут проблема. Потом они посчитали темпы роста Китая, Японии и “азиатских тигров” по базе данных А. Мэддисона, сравнили с советской цифирью и получили “самые большие в мире темпы”. Ну еще бы.

Поработай авторы с базой Мэддисона чуть подольше, они бы выяснили, что советская экономика в 1928-40 гг. росла не на 14,5, а примерно на 5% в год (что замечательно на фоне Великой Депрессии, но, понятное дело, не идет ни в какое сравнение с “азиатскими тиграми”). Рост был очень неравномерным: самым высоким он был во время второй пятилетки (1933-7 гг.), затем стал постепенно снижаться, а в 1940 г. и вовсе был отрицательным. Вообще, жизнеспособность сталинской системы без войны – очень интересная тема: вполне возможно, что накопленные за годы индустриализации диспропорции между уровнем развития различных отраслей и неэффективность инвестиций обрекли бы советскую экономику на затухание роста и стагнацию.

Кроме того, важная особенность сталинской индустриализации заключалась в том, что она не привела к повышению уровня жизни. Хотя подушевой ВВП рос на 4% в год и к 1940 г. превосходил уровень 1928 г. в 1,5 раза, рост потребления был незначительным (а в 1932-33 гг. случился голод, вызвавший многомиллионную смертность). Конечно, потребителям стали доступны новые промышленные товары (хотя качество в среднем упало), а социальные расходы выросли (хотя и оставались по современным меркам незначительными). Но, с другой стороны, калорийность питания в конце 30-х по сравнению с поздним НЭПом уменьшилась приблизительно на 10%, а само питание сильно ухудшилось в качественном отношении (катастрофа в животноводстве, вызванная коллективизацией, привела к снижению производства молока и мяса). Про другие стороны “обычной” советской жизни – драконовское трудовое законодательство, постоянные перебои со снабжением, репрессии – не стоит и упоминать, они и так слишком хорошо известны. Так что стоит ли сегодня воспроизводить такую модель – вопрос риторический.

Рассказать в

Добавить комментарий