Юбилей ГКЧП: советские многонационалы против советских

Пресс-конференция ГКЧП СССР в зале пресс-центра МИДа. Информационный выпуск программы ВРЕМЯ, от 19 августа 1991 года.

Советский, как известно, всегда дурак, и спустя годы не может понять, для чего нужен был совок. Совки ни на что не способные люди с низкими интеллектуальными способностями. В борьбе советских многонационалов и просто советских неизбежно побеждают многонационалы – это и произошло в августе 1991 года. Советские проиграли советским многонационалам даже имея весь силовой ресурс СССР – МВД, КГБ и армию. А как так получается, что горстка дикарей с Кавказа диктует условия целым городам, а страх перед ними гораздо сильнее чем перед «всесильными» силовыми структурами многонационалии? Как при всесилье силовиков, когда участников митинга хватают ещё до объявления самого митинга, в стране валом проходят массовые драки банд среднеазиатов?! А многонациональный бизнес любого уровня, кажется, живёт вне правового пространства РФ, в том числе и не чтя налоговый кодекс? Всё очень просто – советский многонациональный кретинизм в прошивке мозга совков, в т.ч. «силовиков». Поэтому для русского человека очевидно, кто развалил совок? Совок развалил советский кретинизм и многонационалия. Хоть да, советские и считают, что русские. Ну, а кто ж ещё-то с точки зрения совка? Только мы. Так и в 1991 году советские просто не смогли противостоять интернационализму, точнее национализму созданных в СССР республик, требующих независимости, во главе процесса были советская высшая партноменклатура, президенты и главы советских нацреспублик, оставшиеся у власти и после краха совка.

О том, как страна встречает юбилей ГКЧП в 2021 году и о тех далёких уже событиях августа 1991 года рассуждает историк, доктор исторических наук, профессор Сергей Владимирович Волков.

Последние годы августовские события не принято особо вспоминать, но круглый юбилей обойти было трудно. В условиях, когда власть, с одной стороны, происходит непосредственно от «разрушителей», а с другой – считает это разрушение трагедией, тональность освещения, конечно, не могла быть иной, чем была. Разве что несколько более благожелательно высказались о ГКЧП – типа они хотели спасти страну, но их действия спровоцировали ее распад. Об условиях и реальном механизме распада не было сказано ни слова – и опять потому, что они (вследствие наследия, которого придерживается нынешняя власть) остаются актуальными и для РФ.

В свое время я очень внимательно наблюдал за развитием событий (до сих пор сохранилась дюжина толстых папок с вырезками), да и поведение основных лиц (кто как на что реагировал, в каких обстоятельствах что говорил и делал, как готовилось «общественное мнение») было достаточно очевидным. С самого начала было понятно, что тенденция к либерализации несравненно быстрее продвигает процесс территориального распада, чем десоветизации (прибалты уже открыто объявляли о независимости, а солженицынские опусы о Ленине все еще не разрешали публиковать).

Процесс территориальной дезинтеграции осуществлялся Горбачевым вполне сознательно и последовательно, причем он не сделал на этом пути ни одной тактической ошибки, и я, со своей стороны, ни разу не ошибся относительно того, каким будет его следующий шаг (что и отражено в моей публицистике 1989-1991 гг.). Другое дело, что колхозный дурак, возможно, вполне искренне полагал, что, отделив Прибалтику, он сможет превратить остальное во что-то типа «Британского содружества наций», где будет играть роль английской королевы.

Но если в сфере высокой политики адекватные соображения о возможном и невозможном ему были недоступны, то в аппаратных интригах он был искушен в высокой степени (иначе и не стал бы генсеком), и, прекрасно зная, с кем имеет дело (интеллектуальный уровень, менталитет и типы рефлексии советских вырожденцев были ему хорошо известны), мастерски подставлял и выводил из игры противников: провоцируя сторонников сохранения СССР на силовые действия (типа он с ними, но стесняется), каждый раз их сдавал и от них открещивался (первое, что я подумал 19-го, увидев танки – «это какая-то горбачевская провокация»).

Ключевым моментом распада был, конечно, не ГКЧП, пытавшийся помешать заключению «Нового союзного договора», а сам этот договор, условия которого не оставляли места для сохранения государственного единства: с таким объемом полномочий центра (это даже не «конфедерация») существование государства невозможно. Собственно, главным рычагом дезинтеграции и стала идея о «необходимости» НСД. (Вот с какой бы стати вдруг такая «необходимость»? Причем дело было подано так, что «старого» уже как бы не существовало, и те, кто не подпишут новый, автоматически оказываются вне Союза).

Основой же такой идеи (и, соответственно, самой дезинтеграции) стало положение о «первичности республик», которые, якобы и «создали Союз». Это, между прочим, очень важное положение, несмотря на абсолютное несоответствие историческим реалиям (это «республики» были созданы в Москве для реализации «ленинской национальной политики»), имеющее принципиальное и универсальное значение и дальнейшие перспективы.

Едва ли многие сейчас помнят, что и РФ (основанная на принципах той же политики, что и СССР и после его конца продолжающая его традиции), тоже вдруг в начале 1992 г. обнаружила себя созданной не как нибудь, а «субъектами федерации», которые заключили «Федеративный договор», «добровольно передав часть своих полномочий центру», и с которыми последний должен вести переговоры «о разграничении полномочий». Последние лет 15 это как-то не принято было акцентировать, но устройство-то осталось прежним, и при желании ничего не стоит сместить акцент на «первичность субъектов».

Не столь важно, что в РФ нет «права выхода»: оно и в СССР только в общем виде декларировалось, а когда в «перестройку» были приняты юридические положения о порядке такого выхода, на них просто наплевали, и все «республики» вышли из СССР не «законно», а просто на основании собственных деклараций. Что было воспринято подготовленным идеей их «первичности» «общественным мнением» абсолютно нормально.

Преобладающая идейно-политическая установка при соответствующем (“федеративном”) национально-территориальном устройстве и наличии самих «субъектов» всегда бесконечно важнее каких-то юридических формальностей. Нет никаких сомнений, что при проявлении в РФ установки на дезинтеграцию, таковая будет осуществлена по той же универсальной схеме, что и тридцатью годами ранее.

Сергей Владимирович Волков

 

Рассказать в

Добавить комментарий