Губарев: нужно создавать организации и дружины для защиты церковной инфраструктуры

Народный губернатор Донецка и один из лидеров русского восстания на Донбассе призвал встать на защиту храмов Русской православной церкви.

Рассказать
Киево-Печерская Лавра (Успения Богородицы)

Интернет-журнал «Русские сегодня» считает, что именно такого прямого и честного взгляда и подхода не хватает многим деятелям Московского патриархата. А между тем, к проходящему на Украине этноциду русских по языковому и национальному признаку, добавилось ещё и притеснение по религии. Тем отвратительнее выглядят большинство левый правозащитников на западе которых волнует только разрешение гей браков и туалеты для 666 гендеров, а не реальные права людей. Тем мерзее выглядят озабоченности постсоветской, новипской номенклатуры в России. Потому ставка на левизну и совок в Новороссии, навязанная сурково-путинскими чекистами, была конечно неправильной с культурологической, эмоциональной стороны и явилась помехой в любой практической деятельности.

РС публикует полностью заявление Павла Губарева:

Павел ГубаревНаши люди в Киеве передали мне список объектов, которые готовятся к захвату на Украине в рамках автокефалии. Планируют начать на праздник Покрова 14 октября (совпадает по времени с днем УПА).

Список объектов, на которые претендует Киевский патриархат:

1. Киево-Печерская Лавра (Успения Богородицы)
2. Феофановский скит (Ставропигийное братство) в Киеве
3. Онуфриев монастырь во Львове
4. Храм Успения Богородицы во Львове
5. Крестовоздвиженский храм (Ставропигийное братство) в Луцке
6. Богородичный монастырь в Измаиле (ставропигия Вселенского престола, подворье Гроба Господня)
7. Монастырь св. Николая в Измаиле (ставропигия Вселенского престола, подворье монастыря Каракалла)
8. Храм Рождества Богородицы в Рогатине
9. Патриарший монастырь Архангела Михаила в Грушево
10. Греческая церковь Архангела Михаиле в Нежине
11. Ставропигийный монастырь Рождества Богородицы в Мильцах
12. Ставропигиальный монастырь св. Георгия в Балаклаве
13. Патриарший монастырь св. Георгия в Кафе (Феодосия)
14. Патриарший монастырь св. Петра в Кафе (Феодосия)
15. Экзархия Хазарии-Ялты (Ялта)
16. Патриаршие земли в Сугдее и Фуллах (Судак)
17. Древние патриаршие земли Боспора (Керчь) и Азакии (Азов)
18. Крестовоздвиженский скит в Маняве
19. Монастырь Рождества Богородицы в Церковщине (подворье Печерской Лавры, близ Киева)
20. Монастырь Преображения в Межигорье (Киев)
21. Монастырь Пророка Илии (старое подворье Скита Пророка Илии Св. Горы) в Одессе
22. Монастырь св. Пантелеймона (старое подворье Монастыря св. Пантелеймона Св. Горы) в Одессе
23. Монастырь св. Андрея (старое подворье Скита св. Андрея Св. Горы) в Одессе
24. Греческий храм св. Екатерины в Киеве (подворье Синайского монастыря)

Также в списке почему-то указаны объекты, находящиеся в Крыму. И там говорят провокации?

Что будет с УПЦ МП?

Похоже, ситуация вокруг Украинской Православной Церкви подошла к точке невозврата и движется к своей кульминации. Очевидна решимость украинских властей, Константинопольского Патриархата и стоящих за ними западных кругов форсировать события, ускорив автокефалию УПЦ и провоцируя раскол в Русском православном мире.

Готов ли Русский православный мир (в зоне ответственности Московского патриархата) на решительный отпор нелегитимным действиям Фанара и Киева? Готовы ли мы встретить атаку на нашу Церковь единым фронтом? Что нас ждет ближайшее время и как поведет себя духовенство УПЦ МП? Это сложный вопрос, на который ответа пока ни у кого нет.

Не связанные с Церковью события 2014 года в Донецкой области, например, показали, что примерно треть сотрудников силовых структур покинуло службу, треть перешла на службу в ДНР, и треть ушла в Мариуполь, который находится под контролем Киева и считается Украиной временным центром Донецкой области.
Полагаю, нечто подобное может коснуться и клириков. Часть которых останется верной Московскому Патриархату и будет бороться за Церковь (а в случае неуспеха покинет Украину и перейдет в РПЦ), другая часть присоединится к «Киевскому патриархату» (единой поместной церкви), а третья часть и вовсе может Церковь покинуть по избежание тяжелого выбора.

Миряне же поделятся на две части – пассивно-соглашательскую и активную, готовую к борьбе против стамбульско-киевских захватчиков.

Когда Порошенко заявил о том, что часть иерархов УПЦ МП готово к автокефалии – это не только пропагандистское заявление, а констатация факта предательства, с которым мы можем столкнуться уже очень скоро. Поскольку я верю в перспективу восстановления на Украине российского влияния (и влияния РПЦ соответственно), то есть смысл предупредить иерархов УПЦ об опасности предательства, возмездие за которое может наступить не только на Небе, но и на земле.

Безусловно, подготовка к сценарию захвата нашей Церкви ведется уже давно. В частности, уже два года как активно ведется разработка высших иерархов на предмет «слива» УПЦ МП. Об этом, например, мне сообщали священники из управлений Днепропетровской и Харьковской епархий.

Оставшаяся в вере и в готовности к борьбе часть духовенства и мирян УПЦ МП столкнется с перспективой как духовной, так и физической брани. Перед ними встанет тяжелый и неизбежный выбор – принять новую церковную юрисдикцию, совершив духовное предательство, или рискнуть всем, встав на защиту родной Церкви. Для нас, жителей Донбасса, подобный выбор стоял весной 2014 года, и мы этот выбор сделали, хотя и заплатили за него (и продолжаем платить) очень большую цену.

Какую цену будет иметь русское православное сопротивление на Украине – будет зависеть от решимости Киева «ломать через колено». Вполне возможно, что этого как раз украинские власти постараются избежать, предпочитая прибирать к рукам УПЦ (включая ее имущество) без радикальщины, «тихой сапой», постепенно. Скажем, «отжимать» храмы и монастыри не все сразу, а по одному-два в неделю, и не силой, а (где это получится) подкупом и угрозой.

В Донецк из Центральной Украины уже приезжают священники, спрашивают совета – что делать, как реагировать. Светские власти, к сожалению, держатся от церковного вопроса в стороне (да им и не до этого – продолжают делить республику после гибели Захарченко), а церковные власти молчат, ожидая инструкций и решений Москвы.

Независимо от того, насколько радикально будет готов действовать «Киевский патриархат» при поддержке украинских националистов и властей, православным верующим на Украине следует избрать стратегию действий, направленную на 1) защиту единства Церкви и 2) сохранение ее инфраструктуры.

Первая и главная наша задача – сохранение единства Церкви как духовного организма, включающего в себя всех клириков и мирян, верных Московскому Патриархату. Любой их тех, кто хотя бы заикнется о мире, согласии и духовном единстве с автокефалами – автоматически и безапелляционно маркируется как пособник раскола и враг Церкви. Верность Москве – абсолютный критерий для определения свой/чужой среди членов УПЦ. Никаких междометий и компромиссов в этом вопросе не может быть по определению. Любой священник или епископ, нарушивший единство Церкви, должен быть извергнут из духовного сана, а мирянин – изгнан из прихода.

Не нужно недооценивать количество предателей в рядах духовенства УПЦ МП. До 2014 года многие деятели «Партии регионов» позиционировали себя друзьями России, но в переломный момент поддержали государственный переворот или примкнули к новому антироссийскому режиму (иные же, отказавшись от борьбы, бежали в РФ). Своя «партия регионов» и свои «януковичи в рясах» есть, конечно, и в УПЦ МП, так что стоит ожидать от многих иерархов и предательства, и бегства. Из тех же, кто останется на посту, надеюсь, выделятся лидеры борьбы за истинную Церковь. В качестве предводителей крайне желательны представители духовенства в епископском сане. Но лидерами сопротивления могут стать не только клирики, но и миряне.

Вторая наша задача – защита инфраструктуры УПЦ МП (храмов, монастырей, церковного имущества) от «киевской УПЦ», которая будет действовать руками украинских радикалов и бойцов Нацгвардии. Российские светские и церковные власти должны уже сейчас выявлять и поддерживать лидеров, способных к сопротивлению. И уже сейчас из верных Церкви людей нужно создавать организации и дружины для защиты церковной инфраструктуры.

В заключение два слова для далеких от Церкви людей, которые думают, что происходящее их никак не касается. Касается всех и каждого. Наша борьба за единство Церкви носит не только религиозный характер. Эта борьба за духовное, политическое и физическое единство православного русского народа, который Запад при помощи своих украинских и стамбульских марионеток стремится разделить навсегда.

Война на Донбассе идет уже больше четырех лет. Все это время Церковь старалась не вмешиваться в этот конфликт, осуждая «междоусобную брань» и «братоубийственную войну», не выступая против украинских властей. Но очень скоро насилие может начаться по всей Украине, и не реагировать на это Церковь уже не сможет.

Рассказать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *