Чёрная кредитная дыра российского военпрома

НАТО проберется на Мотовилиху.

Новыми владельцами единственного в РФ производителя ствольной артиллерии и реактивных систем залпового огня (РСЗО) — ПАО “Мотовилихинские заводы” — могут стать неустановленные лица из стран агрессивного блока НАТО. Оборонное предприятие эффективными менеджерами из корпорации “Ростех” и местными бандитами доведено до ручки и с марта 2018 года находится под конкурсным управлением.

О ситуации вокруг пермской Мотовилихи наш блог уже писал около года назад: “Вооружаться нельзя разоружаться“. Напомним, что группа «Мотовилихинские заводы» объединяет металлургический комплекс и ряд машиностроительных заводов, на которых производится нефтепромысловое оборудование, выпускаются реактивные системы залпового огня («Град», «Смерч», «Торнадо-Г», «Торнадо-С»), а также ствольная буксируемая артиллерия.

Несмотря на вроде бы как обильный гособоронзаказ (он обеспечивает совокупно около 50-70% выручки группы), финансовые показатели головного юрлица группы (ПАО «Мотовилихинские заводы») ухудшались с каждым годом. В 2016 году чистый убыток составил 2,4 миллиарда рублей, а в 2017 году — 9,8 миллиарда рублей при примерно одинаковой выручке в 11,5-12 миллиардов рублей. Кредиторская задолженность предприятия достигла 13,8 миллиарда рублей. Структура владения Мотовилихой была интересной и походила на хороший междусобойчик: 35% ПАО принадлежали бывшим топ-менеджерам завода, крупнейший пакет в 15% был у депутата Заксобрания Пермского края Вагаршака Сарксяна. Государственной корпорации «Ростех» принадлежали 39,9% акций:

По всей видимости, ребята в прямом смысле занимались финансовой распилкой группы заводов. К весне 2018 года все было доедено, и как уже писал наш блог, на группе заводов ввели по решению арбитражного суда внешнее (конкурсное) управление, а часть персонала уволили:

Крупнейшими кредиторами ПАО выступали АКБ «Россия» (7,6 миллиарда рублей), АО «Рособоронэкспорт» (3,9 миллиарда рублей), банк «Глобэкс» (885,6 миллиона рублей), госкорпорация «Ростех» (450 миллионов рублей). В марте 2018 года Арбитражный суд Пермского края принял решение о введении конкурсного производства в отношении ПАО «Мотовилихинские заводы». Финансовым оздоровлением ПАО будет заниматься госкорпорация «Ростех».

“Ростех” осенью 2018 года получил контроль над банкротством предприятия (в виде большинства голосов на собрании кредиторов общества, а также сформировал комитет кредиторов только из своих представителей). Но заниматься реальным финансовым оздоровлением объеденной финансовыми гиенами “Мотовилихи” компания Сергея Чемезова не стала. Закономерно в 2018 году выручка ПАО рухнула почти в три раза — до 4,2 миллиарда рублей (правда, и чистый убыток составил “лишь” 3,3 миллиарда рублей), а совокупная задолженность пермской оборонной корпорации достигла 17 миллиардов рублей. И как сообщили российские СМИ, сейчас началась третья глава сериала “Мотовилихины страдания” (в первой компанию разграбили, а во второй обанкротили):

«Трансмашхолдинг» проводит аудит активов ПАО «Мотовилихинские заводы», одного из крупнейших в стране производителей артиллерийских систем. Источники “Ъ” утверждают, что «Ростех», который контролирует основную часть долга предприятия, планирует продать около 50% его акций и выйти из состава кредиторов. Эксперты считают, что появление нового инвестора пойдет на пользу компании, и уверены, что даже при «гражданском» покупателе оно сохранит свой оборонный профиль.

Директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов говорит, что в нынешней экономической ситуации появление нового инвестора пойдет предприятию на пользу. Он уверен, что предприятие в случае смены владельца сохранит свой оборонный профиль“.

Такое бла-бла является стандартным, и можно не обращать на него внимания. Но кто же захочет покупать обанкротившееся российское оборонное предприятие? Кто эти гении технологического и финансового бизнеса? Процитируем издание “КоммерсантЪ”:

Как стало известно “Ъ”, «Трансмашхолдинг» (ТМХ) проводит due diligence пермских Мотовилихинских заводов (МЗ). По информации знакомого с ситуацией источника “Ъ”, в июне состоялось как минимум два визита менеджеров ТМХ на оборонное предприятие. В состав делегаций, уточнил собеседник “Ъ”, входили управленцы среднего звена, технологи, энергетики, они изучали техническое состояние оборудования, сетей, зданий.

По его сведениям, продажа предприятия готовится в рамках договоренностей госкорпорации и ТМХ, согласно которым ряд оборонных активов переходит в частные руки. Так, в 2018 году «Ростех» уже продал «Транскомплектхолдингу» (ТКХ, 50% были у Алексея Криворучко, который, став заместителем министра обороны, передал свои акции в доверительное управление Аркадию Привалову) 26% минус 1 акцию концерна «Калашников», в результате чего доля частной компании в концерне возросла до 75% минус 1 акции. До 2018 года в капитале ТКХ, помимо господина Криворучко, были прямо представлены совладельцы ТМХ Искандар Махмудов и Андрей Бокарев.

Налицо одна и та же схема: из корпорации “Ростех” (госкомпания, работающая на основе федерального закона о некоммерческих организациях, ее аудитором является лондонская Nexia International) сливают оборонные производственные активы в так называемые “частные руки”. Происходит банальное перераспределение собственности в пользу правильных “пацанов”. Теперь немного о том, что такое “Трансмашхолдинг” (ТМХ).

Во-первых, это не просто некая частная компания, один из крупнейших в РФ производителей железнодорожного подвижного состава. Одним из основателей “Трансмашхолдинга” является советский кегебист Искандар Махмудов, являющийся также многостаночником-владельцем Уральской горно-металлургической компании (УГМК, второй по величине производитель меди в РФ после ГМК “Норильский никель”). С 2007 года держателем российских промышленных активов ТМХ выступает нидерландская компания The Breakers Investments B.V., в которой в 2008-2018 годах 33,34% владела французская корпорация Alstom. Остальными долями владели РЖД, Искандер Махмудов, Андрей Бокарев и эстонская фирма Transgroup Invest AS, подконтрольная Татьяне Ликсутовой, бывшей жене вице-мэра Москвы Максима Ликсутова. В 2018 году доля французов формально снизилась до 20%, но без Alstom ТМХ никуда не уедет.

Во-вторых, Махмудов, Бокарев или их бывший коллега по концерну “Калашников” Алексей Криворучко — это номинальные фигуры, отсвечивающие для внешней аудитории. Никакими бизнесменами они не являются, и всегда выполняли “программу партии и правительства”, осуществляя формальное владение теми или иными активами: то сгребая их в корпорации, то потроша их в интересах конечных владельцев. Впрочем, это не особенный случай. Вообще весь “частный” крупный бизнес в РФ представлен в основном номинальными фигурами, которые прикрывают либо иностранных владельцев, либо кланы чекистов с вкраплениями все тех же иностранцев. В отношении ТМХ такими “стратегическими партнерами”, как уже понятно, являются французы.

Как приход на оборонные заводы “частных инвесторов”, связанных со структурами из стран агрессивного блока НАТО, как нас учит этому российская пропаганда, укрепит пресловутую обороноспособность РесФеда, не совсем понятно. Напомним, что распоряжением правительства РФ от 20 августа 2009 года ПАО «Мотовилихинские заводы» включено в перечень стратегических организаций, поскольку имеет «стратегическое значение для обеспечения обороноспособности и безопасности государства, защиты нравственности, здоровья, прав и законных интересов граждан РФ».

С другой стороны, реальность все же серьезно отличается от кликушества политруков и упражнений в туземном законотворчестве. Например, Франция давно является одним из крупнейших партнеров РФ в военно-промышленном комплексе, а французский концерн Thales Group долгие годы снабжает российский ВПК более-менее современной электроникой и приборами.

Ее дочерняя структура, франко-итальянская корпорация Thales Alenia Space, фактически поддерживает остатки российского спутникостроения на плаву, создавая крупные и современные “российские” орбитальные сателлиты. Внутри РФ отверточной сборкой французских спутников занимается АО “Информационные спутниковые системы имени академика М. Ф. Решетнёва” (это около 70% всех российских космических аппаратов). Еще одним партнером российского “Роскосмоса” выступает европейская корпорация Airbus Defence and Space. Именно она на российские деньги (порядка 300 миллионов долларов) построила телекоммуникационный спутник Angosat-1 для Анголы. Этот спутник, как уже писал наш блог, был неудачно запущен в декабре 2017 года на орбиту и теперь РФ за свой счет будет с помощью  Airbus Defence and Space делать для африканской страны еще один аппарат. 

Главный вопрос: зачем французам и их европейским партнерам понадобился российский производитель ствольной артиллерии и РСЗО? Гадать можно долго. Например, под распилку будущих бюджетов в рамках российскго гособоронзаказа. Который вроде бы как сокращается в виду “путинской конверсии“, но деньги-то все равно пока еще идут. Возможно, европейцы планируют на базе “Мотовилихи” оставить себе наиболее вкусные производства с хорошим экспортным потенциалом. Ведь ствольная артиллерия и РСЗО востребованы повсюду за пределами Первого мира, где у местных “суверенных демократий” нет денег, специалистов и инфраструктуры на модные беспилотники или тактическое ракетное вооружение. А вот пальнуть “Градом” по оппонентам — самое то. Дешево и сердито.

Кредитная дыра российского военпрома.

Не исключено, что опыт передачи в “частные руки” концерна “Калашников” и “Мотовилихинских заводов” ляжет в основу будущей “вторичной приватизации” ряда оборонных предприятий. Так уж получилось, что ренессанс ВПК в путинской РФ в 2005-2018 годах привел большинство из них к тяжелым финансовым результатам. Совокупная кредиторская задолженность созидателей “щита Родины” уже достигла более 2 триллионов рублей. Как ехидно заметила “Независимая газета”, “примечательно, что эта задолженность образовалась в самые тучные годы обильного финансирования госзакупок вооружений. Теперь же власти пытаются сэкономить на военных расходах. И поэтому следует ждать ухудшения финансового положения творцов российского оружия“.

В этом месяце вице-премьер правительства РФ Юрий Борисов предложил чохом списать треть этой суммы:

Напомним, ранее на этой неделе вице-премьер Юрий Борисов заявил, что предприятия ОПК вынуждены «жить впроголодь» из-за большой кредитной нагрузки. «Мы уже не раз обращались к президенту с предложениями провести расчистку этого кредитного портфеля. Могут быть использованы разные механизмы, но сейчас примерно треть этого объема, который на самом деле не работает, не погашается, только идет обслуживание процентов», – говорил Борисов. По его словам, если даже будет списана треть от этой суммы, то есть около 600–700 млрд руб., то предприятия ОПК только на обслуживании кредитов сэкономят около 70 млрд руб. А уже свыше 1 млрд долл. можно будет направить на инвестирование, в том числе в процесс диверсификации, рассказывал вице-премьер.

Кредитный портфель предприятий ОПК превышает сегодня 2 трлн руб., напоминал Борисов. «Основное тело кредита никогда уже не будет погашено», – считал чиновник”.

В общем, российская “оборонка” закономерно не стала драйвером развития ее промышленности и экономики, превратившись в банальную черную дыру, в которой исчезли триллионы рублей. Как уже понятно из планов партии и правительства, на 20-е годы в РФ запланирована масштабная конверсия и выживут в ней далеко не все. Самые вкусные куски уже сейчас перераспределяются в пользу “правильных людей” из Евросоюза, которые с каждым годом будут действовать в своей евразийской колонии все более открыто. В конце-концов, чего стесняться.

REDDEVOL

Рассказать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *