Время написать о России.

К рубежу десятых страна пришла в хорошем состоянии. Сепаратизм задавили, базовый порядок навели, армию укрепили и даже накопили финансового жирка — спасибо нефтяным сверхдоходам. Война 08.08.08 окончилась быстрой победой, Запад же ради своего любимца Саакашвили и пальцем не пошевелил.

Негатив в обществе исходил от побочного эффекта экономического роста — наплыва иноэтнических мигрантов. Но у правой оппозиции не хватало ресурсов, чтобы конвертировать эти настроения в политическое влияние.

В целом народ был занят зарабатыванием денег и в политику не лез.

Правда к концу первого десятилетия XXI века перед руководством страны встала новая проблема: а зачем всё это?

Относительное благополучие РФ на фоне постсоветской деградации сочеталось с абсолютной непривлекательностью государства и его руководства как для соседей, так и для своего населения. Безыдейное ворьё из «партии реальных дел» могло выигрывать выборы за счёт подневольных бюджетников, когда довольный решением простейших задач народ на избирательные участки не ходил. Но едва народ обратил внимание на политику, случилась Болотная.

Воровато озирающиеся училки, пихающие стопки бюллетеней в урны, обнажили срам российской власти.

Нужно было выдвигать хоть какую-то идеологическую платформу в противовес «хомячкам Навального с Болотной и Сахарова». Было несколько опций, но в Кремле решили, что старый конь борозды не испортит, от реформирования системы отказались, а срам решили прикрыть старой доброй многонациональностью и Девятым мая.

Долгие нулевые худо-бедно продлились до 2013 года. Сначала были 27% Навального на выборах мэра Москвы. Оказалось, политик с нулевой узнаваемостью на старте кампании может наступать на пятки действующему мэру столицы из действующей власти.

Потом начался главный позор российской власти — Украина.

Выяснилось, что невзирая на огромные траты на Олимпиаду и прочий пиар, РФ в глазах самого близкого русским (суб)этноса — украинцев — крайне непопулярна. Коррупционный авторитаризм, невзирая на внешний лоск и гламур, никого из видевших его вблизи обаять не мог.

Против вялой советофилии и антифашизма РФ и вроде как дружественного ей многовекторного Януковича выстрелили две могучие политические силы: еврооптимизм и национализм. Европа ассоциировалась с законностью, порядком, высоким уровнем жизни и хорошими дорогами. А национализм давал чувство общности и единства. Причём майданщина объединяла все виды национализма: и государственнический, и культурно-языковой, и этно-расовый.

И тут российская власть снова осрамилась. На пике могущества российское государство проиграло битву за симпатии близкородственной (пусть и вредной) страны. Надо было выстраивать энергичную и привлекательную идеологию, взращивать в восточнославянских странах яркую русофильскую субкультуру, делать русскую идентичность статусной и престижной. Но если внутри страны ты придерживаешься прямо противоположных принципов и давишь патриотические группы, трудно ожидать, что аналогичные идеи будет разделять молодёжь и интеллигенция в соседних странах.

Надо отдать должное: для удержания власти, чтобы майдан не перекинулся на Манежку, российское руководство своими принципами поступилось. Путин заговорил про русских. Крым был энергично отторгнут от Украины и возвращён в родную гавань. Это дало российской власти осмысленность и популярность среди населения. Казалось бы, больше не надо фальсифицировать выборы, можно благодаря поддержке народа решать более сложные задачи, чем подавление сепаратизма и организованного криминала.

Но…

Kolosov Patria

Рассказать в

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *