Путь лидера Малышевской ОПГ из криминала в политику или история одного восхождения

От редакции: Материал для публикации прислан читателем

Председатель по налогам и бюджетам в общественной организации… Когда мы слышим такие слова, то сознание вырисовывает ответственного, серьезного человека, обладающего известной долей харизмы, который в своей жизни поставил интересы общества выше своих собственных. К сожалению это далеко не всегда бывает именно так, и ярким примером такого несовпадения является г-н Малышев Егор Александрович. И если относительно серьезности этого человека вопросов нет никаких, то вот с приматом общественных интересов над личной выгодой присутствуют серьезные проблемы. Но обо всем по порядку.

Стоит начать с того, что Егор Александрович родился в весьма неблагополучном окружении: во-первых, «Вагонка» – район Нижнего Тагила, где прошли его первые годы, – это до сих пор самая криминальная часть города. Во-вторых, конец «лихих девяностых» говорит сам за себя, и в-третьих, его родной брат Денис тогда входил в ОПГ под управлением одного авторитетного вора в законе. При этом его дядя «работал» в правоохранительных органах и попросту крышевал криминальную деятельность этой группировки. Неудивительно, что маленький Егор очень быстро научился держать нос по ветру в преступном мире.

Деятельность родственников определенно его впечатляла: под прикрытием организованного частного охранного предприятия и привлеченных представителей казачества, а также при деятельном участии его дяди ОПГ занималась откровенным разбоем, постоянно увеличивая масштабы. В итоге братки окончательно обнаглели, перейдя на грабеж инкассаторов, после чего группировка получила интенсивный отпор со стороны правоохранителей, многие ее участники были арестованы и получили длительные сроки заключения (от 8 лет).

Егор решил начать со своего уровня. После школы семья настояла на том, чтобы он поступил в местный педагогический институт – НТГСПИ. Сын исполнил пожелания родителей, но реализовал при этом и собственный интерес. ВУЗ имел несколько общежитий, в которых не было порядка: цыгане вовсю торговали наркотиками, повсюду царили грязь и бардак. Еще в школе Егор увлекался единоборствами: занимался кикбоксингом, тхэквандо и пр. Как следствие, у него образовалось достаточное количество друзей-спортсменов, которых он и начал ставить на роль «смотрящих» в студенческих общежитиях. Бардак и цыгане довольно быстро исчезли – их место занял банальный рэкет с железным порядком. С жильцов «стряхивали» деньги, якобы, за безопасность и другие похожие услуги. Выстроенная криминальная структура обрела такую силу, что администрация ВУЗа уже не могла с ней совладать и лишь беспомощно отправляла жалобы в местное отделение МВД.

Группировка Малышева поддерживалась как с воли (знакомыми, работающими в полиции на разных должностях), так и по тюремной линии, где мотали сроки его близкие родственники (брат и дядя). Кроме того, Малышев и сам имел отношения с ворами в законе, чей авторитет помогал его браткам не иметь конкурентов в сфере его интересов. Благодаря такой основательной поддержке, масштаб деятельности ОПГ стремительно рос. Очень быстро Егор стал фигурантом 159 статьи (мошенничество). Затем еще раз, однако, преступное заступничество позволило заменить эту тяжкую статью, по которой Малышеву грозил уже стопроцентный, неминуемый приговор и длительный срок наказания, на более легкую 158 (кража). Угроза тюрьмы временно отступила. Тем не менее, агрессивность и решительность действий молодых «спортсменов» и их лидера привели к тому, что его группировка вовсю находилась в разработке в ОБНОНе, а непосредственно Егором стал интересоваться даже убойный отдел. В итоге суд и обвинительный приговор по статье 111 (нанесение тяжкого вреда здоровью), однако, в качестве наказания – лишь… 3 года условно. Опять сработали связи.

Постепенно Малышев стал вполне респектабельным предпринимателем. Под его контролем образовалась влиятельная управляющая компания, объединявшая под собой множество юридических лиц различного профиля, оформленных на друзей и родственников. Фирмы занимались буквально всем: от эксплуатации зданий и сооружений до клининга и стирки спецодежды. Даже безо всякого инсайда, из открытых источников бросалось в глаза, что это достаточно крупный бизнес. Но при этом Малышев не брезговал и криминалом, например, вымогательством. Причем происходило это, страшно сказать, даже в относительно спокойном 2021 году – сказывалась врожденная тяга к риску. Плюс к тому, деньги, полученные криминальным путем, в спокойных двухтысячных помогали развивать легальный бизнес. Как говорится, рука руку мыла.

Из Тагила Егор Александрович перебрался в Екатеринбург. Именно там он «наехал» на крупную логистическую компанию, угрожая в случае несговорчивости употребить свои связи. А они были: родной брат жены Малышева работал во всем известной структуре ФСО в Государственной резиденции в Ново-Огореве. Впрочем, почему же работал? По данным расследования он и до сих пор является там действующим сотрудником. Получается, как в известном анекдоте: «Жил в нашем доме один бандит. Он и сейчас там живет».

Надо отдать должное Егору Александровичу – он не пошел по стопам своего брата и дяди, решив не связываться с воровской стезей слишком туго, а сделал карьеру… общественного деятеля. Нет, на выборы его, конечно же, не пустили – сказались давние судимости, зато успешно приняли в местный политический совет партии «Единая Россия» в Арамильском городском округе. И здесь опять сказалось неуемное честолюбие Малышева – он считал, что местный уровень явно не его формат – хотелось большего. А вот должность Председателя общественной организации по налогам и бюджетам Малышеву приглянулась, как говорится, пришлась в пору.

Вне всякого сомнения, это очень хорошо, когда человек «завязывает» с криминалом. Однако, если он занимает общественно важный пост, то это общество обязано отдавать себе отчет, будет ли хватать элементарной компетенции для управления бюджетом неоднократно судимому человеку. Также не стоит забывать, что люди практически не меняются. Об этом говорит нам совсем не озлобленность и не желание отомстить за грехи девяностых-двухтысячных, а банальные житейские реалии и личный опыт.

Вместе с тем, о человеке должно судить по поступкам, и если принять во внимание не только жизненные «вехи» Егора Александровича, но и, к примеру, его деятельность на поприще благотворительности (вхождение в попечительский совет соответствующих фондов и пр.), то мнение о нем вполне может скорректироваться. Вне всякого сомнения, это очень хорошо, что человек в итоге  “завязал” с бандитизмом.  Но вот вопрос: не страдают ли от дефицита вверенные такому разностороннему руководителю бюджеты?

Шерлок

 

Добавить комментарий